Не подпалят ли бандеровцы нефтезавод кума Путина Медведчука в Ростовской области дронами?

На фото: обломки дронов, атаковавших нефтяной завод Saudi Aramco

На фото: обломки дронов, атаковавших нефтяной завод Saudi Aramco (Фото: AP/TASS)

Атака БПЛА по нефтяным объектам Саудовской Аравии вблизи городов Абкаик и Хураис, вероятно, будет иметь продолжение. Причем, нет никаких гарантий, что беспилотный терроризм ограничится исключительно регионом Персидского залива. Российская Федерация тоже является «законной» целью ближневосточных фундаменталистов. Поэтому крайне важно понять, насколько наши нефтезаводы защищены от удара аналогичными дронами.

Прежде всего, следует понять, как глубоко могут вторгнуться в российскую территорию дроны, вроде тех, которыми ударили по КСА, если, предположим, их запустят из-за границы или с моря. И уже после этого выяснить, какие именно объекты национальной нефтепереработки попадают в зону риска.

По заявлению агентства новостей хуситов «Аль-Масира», сентябрьская атака на нефтезаводы Saudi Aramco была далеко не первая. Правда, раньше йеменцев преследовали неудачи, но за прошедший год произошел «инженерный прорыв». Действительно, сам факт того, что практически все дроны-камикадзе достигли цели и при этом преодолели ПРО саудитов, говорит о многом. Правда, американцы уверены, что диверсию осуществил Иран.

В свою очередь отметим, что йеменские силы «Ансар Аллах» в июле 2018 года пытались направить на аэропорт Абу-Даби (ОАЭ) дрон «Саммад-3» с взрывчаткой. И хотя атака провалилась, авторитетный на Ближнем Востоке портал Al Jazeera подтвердил, что БПЛА все-таки преодолел расстояние порядка 1500 (!) км. Правда, беспилотник существенно отклонился от цели. Вместо того, чтобы упасть на взлетно-посадочную полосу, он взорвал одиноко стоящий грузовик совсем в другом районе.

В это, однако, верится слабо. Зато есть сведения, что йеменцы наладили выпуск дронов «Касеф-1» с пропеллером, обладающими дальностью действия до 100 км. Речь идет о простенькой технологии, широко распространенной среди ближневосточных военизированных группировок, как суннитских, так и шиитских. Словом, ничего сверхъестественного — уровень любительского авиамоделирования в РФ.

Все больше экспертов склоняются к версии, что по НПЗ Saudi Aramco ударили аналогом израильского барражирующего боеприпаса Sky Striker. Хуситы назвали его новейшей крылатой ракетой «Кудс-1» с малоразмерным двигателем, конструктивно похожим на PBS TJ100 производства PBS («Велка Битеш», Чехия).

Мастера контрафакта о таких самопальных дронах говорят «маде ин гараж». Толковый инженер с парой рукастых рабочих изготовит тот же БПЛА «Кудс-1» дней за 10−15. Были бы комплектующие и чертежи. То и другое, кстати, можно купить в открытом доступе, причем, за небольшие деньги. За океаном даже рассчитали смету: порядка $ 20 тыс. за один дрон-камикадзе — клон Sky Striker.

Если взять за основу характеристики израильского барражирующего боеприпаса, то с учетом незаводского исполнения, дроны типа «Кудс-1» или их аналоги могут преодолеть порядка 200 км, неся 5 кг взрывчатки. Их опасность обусловлена, прежде всего, малыми размерами, широким применением композитов и сверхнизкой высотой полета. Во всяком случае, ни самолет раннего предупреждения и контроля AEW, находящийся в момент атаки в воздухе, ни радары зенитного комплекса ЗРК «Patriot» PAC-2, не смогли засечь йеменские БПЛА.

Если такого рода утверждения о простоте и эффективности «Кудс-1», «Саммад-3» и «Касеф-1» не являются фейками, то они сигнализируют о новой эре беспилотного терроризма, недооценивать который было бы преступно и нашим спецслужбам. Тем более что плохие сигналы уже были. Так, в январе 2019 года сирийский комплекс «Панцирь-С1», скорей всего, был уничтожен израильским беспилотником Sky Striker — тем самым, копию которого наловчились изготавливать умельцы «Ансар Аллах». Значит, не далек тот день, что и другие группировки освоят его выпуск.

Здесь самое время вернуться к угрозам нефтепереработки России, в которой действуют более трех десятков крупных НПЗ. Из них в зоне досягаемости беспилотного терроризма находятся такие гиганты, как Киришинефтеоргсинтез (Ленинградская область), Новошахтинский НПЗ (Ростовская область), Туапсинский НПЗ (Краснодарская область), Астраханский газоперерабатывающий завод (Астраханская область). Нельзя со счетом сбрасывать угрозу и Орскнефтеоргсинтезу (Оренбургская область): в соседнем Казахстане имеются сторонники ИГИЛ*.

Проще всего ударить по Новошахтинскому ЗНП с территории «незалежной», тем более, что его владельцем является пророссийский украинский политик Виктор Медведчук, кум Владимира Путина. Для этого не обязательно даже проникать в ЛНР — пуск возможен и с побережья Азовского моря, контролируемого Киева.

Вероятность такого сценария, впрочем, невелика. Этот район буквально нашпигован нашими средствами противоракетной обороны, в том числе в силу близости Крыма. Плюс к этому опыт предшествующих пяти лет показал, что Киев, несмотря на жесткую антимосковскую политику, старается не провоцировать РФ на военные действия. Поэтому Медведчук может не опасаться за свою долю российского нефтяного пирога.

Что касается Туапсинского НПЗ и Астраханского ГПЗ, то и здесь особой угрозы нет. У боевиков из Ближнего Востока нет выхода на Черное и Каспийское море. Представить себе, что некоторые неуравновешенные граждане Грузии с катеров запустят что-то вроде сверхлегкого БПЛА «Касеф-1» со 100 граммами тротила трудно даже теоретически, разве если им «не подскажут» друзья из США.

С другой стороны, как показывает опыт перехвата маломерных дронов в районах российской базы ВВС Хмеймим и пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Тартусе, вопросы безопасности (Сирия) требуют серьезной противоздушной обороны. «Свободная Пресса» неоднократно обращалась к этой теме, в том числе и связи со злорадством американских СМИ, которые писали, что рано или поздно беспилотный терроризм расправится с русскими.

Напомним, в начале 2018 года наши войска в Сирии подвергались сильнейшей атаке дронов. В ночь с 5 на 6 января боевики запустили сразу 13 дронов, но ни один из них до цели не долетел. Анализ их обломков показал, что «повстанческие ПБЛА» были изготовлены с применением специальных технологий, которые американо-британская фирма IHS Markit Group, специализирующаяся, в числе прочего, на оборонном консалтинге, назвала «высокими».

Тогда российские эксперты показали пальцем на американские «корни» дронов, но США назвали это «вымыслом».

Отметим, что в ту ночь радары нашего ЗРПК «Панцирь-1С» обнаруживали даже деревянные БПЛА и успешно их сбивали ракетами 57Э6. Проблема, однако, заключалась, в том, что эти боеприпасы стоят дорого — пределах $ 20 тыс. за единицу, тогда как дроны вроде «Касеф-1» обходятся боевикам в несколько тысяч «зеленных». Плюс к этому, вокруг той же базы Хмеймим была создана эшелонируемая система ПРО.

Между тем, площадь крупного НПЗ в десятки, а то и в сотни раз больше. Следовательно, и зенитных установок должно быть многократно больше.

С одной стороны, сегодня нет прямой угрозы российским НПЗ, находящимся даже в приграничных районах. С другой — их защита от беспилотного терроризма представляет собой очень серьезную задачу, требующую привлечение значительных сил и техники противоракетной обороны. Именно поэтому, сегодня необходимо учитывать эту чрезвычайную угрозу, чтобы завтра не было поздно.

* ИГИЛ — «Исламское государство», решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Военное обозрение: Две новые ракеты НАТО: От С-400 и «Панциря» будут только щепки лететь

Военные новости: Boeing испытала беспилотный самолет-заправщик

Источник

cofcompdercoa

Create Account



Log In Your Account